Православное миссионерское движение пророка Даниила

Главная Миссионерские поездки Завражье, 2-6 августа 2010

Завражье, 2-6 августа 2010

Задачи, цели

Задача первая: есть большой поселок с несколькими деревнями-спутниками, в главном — в Завражье, полуразрушеный храм (даже комплекс из двух храмов), в котором совершаются службы. Есть священник (отец Алексей), приход — как всегда в размере 1,5 бабули. Требуется все это ни то катехизировать, ни то провести миссию... контингент не ясен.

Задача вторая: есть просто хорошие православные ребята, под общим лейблом «Сретение», умеющие выполнять нехитрую работу по хозпомощи приходу. Требуется превратить их в активных миссионеров на месте и по жизни. «Влюбившихся» в миссию как стиль жизни позвать в нашу миссионерскую школу.

Методы: уличная миссия, беседы по катехизации.

Цель: абсолютная христианизация края. В данной поездке нет цели создать литургическую общину, община есть ¾ надо развить и поддержать.

Ехали мы ехали

Итак, нас едет четверо. Пятый (вернее пятая — Юля) доберется до нас своим ходим и чуть позже. Еле-еле упихавшись в машину на Павелецком вокзале, в 7-30 двинулись на ярославское шоссе. Решено было ехать минуя паром, через Кострому. Господь был с нами — кажется, даже и не заметили как доехали! Нас сопровождало затянутое смоком небе, поэтому жара не успела особо достать. 14 часов дня — мы на месте. Центр поселковой жизни — магазин, «изящно» обклеенный рекламой пива. Ууу... не по профилю ли борьбы с алкоголизмом сюда надо было вызывать бригаду?

 

Встреча

Нас встречает батюшка отец Алексей. Показывает куда далее проехать. Нас ждут, готовы покормить. Приглядываюсь: пытаюсь предугадать его отношение к миссии как таковой, хотя, один момент известен был уже в Москве: нам отпечатали цветными (!) наше главное оружие — листовки «как подготовиться к Исповеди и Причастию» Такую роскошь мы себе в Москве не позволяли... Подъезжаем к храму. Навстречу уже знакомый мне Никита —руководитель группы «Сретение», улыбается, приглашает на трапезу. После — становится очевидно: нас очень ждали! Сразу несколько ребят подходят, знакомятся. Одна девушка бежит в нашу сторону и издалека кричит: «Здравствуйте, меня зовут Света». Уже потом она расскажет нам, как узнала о мученичестве отца Даниила из новостей, как ее потрясло происшедшее, как потом «чисто случайно» к ней попали ряд его книг, и она ждала нас — его учеников не праздно, а чтобы научиться, научиться миссии. Батюшка заводит нас в храм. Чисто «случайно» выясняется, что в храме пение не простое, а знаменное. Это прежде всего для нас, миссионеров сигнал, что здесь задумываются о смысле богослужения. Позже я перепишу батюшке нашу книжицу «Песнопения Всенощного бдения для пения прихожан». О. Алексей служит молебен на начало доброго дела и в благодарение Богу за дорогу. Любуемся отпечатанными листовками. На них в конце появилась симпатичная картинка села — все правильно: именно для этого там обычно оставляется место. В Татарстане о. Андрей ставил туда печать с данными храма — тоже удобно. Единственно с чем нельзя было согласиться — это с появившейся молитвой «Отче наш» в листовке «Вечный Бог». Эта молитва — только для крещеных! Ведь кому Бог — Отец? — Нам только, христианам.

Природа-погода

Ну, с погодой все ясно: все в дымке, запах гари, солнце видится с трудом, жа-а-рко — не то слово как! Зато у нас есть море! Ну, много воды есть — Горьковское водохранилище. Бежим к берегу под недоверчивые взгляды местных: ага! Вода зацвела, как раз на Ильин день, ну да ладно — зелень не кусается, а вот это что на берегу? — Рыба... и не только рыба. Из пуза этого несчастного существа выползает нечто... караул! Селитер! Ну, вот это уж точно конец купания. Вообще, куда бы мы не поехали с миссией — параллельно отдохнуть не выходило особо никогда. Помню, только один из десяти дней в Киргизии удалось от души накупаться в Иссык-Куле. Позже, один человек из числа гостивших в соседней деревеньке Любяны нас уверял (как врач), что этого рыбьего паразита можно положить на хлеб и съесть... желания купаться это не добавило. Мария, ходя по берегу водохранилища, сказала: «странное чувство, словно по кладбищу хожу». Так оно и оказалось!

Завражье. Справочный материал

Отец Алексей собрал нас на пригорке у храма и начал разворачивать свой исторический экскурс. Не буду пересказывать его весь, но скажу только то, что нам было важно для миссии: покровитель этого места Макарий Унженский (ага, значит его просим, ему молимся — правило миссионерских поездок), некогда он заступился за жителей и не позволил польскому войску погубить их. Примечателен еще один момент о Завражье: появившееся горьковское водохранилище некогда при комминистах уничтожило ряд деревень и монастырь. Жители этих деревень переселились в Завражье, многие из них так и не смогли преодолеть трагедию. Под водой оказался и монастырь местный и кладбище, а кое-где из воды прямо гроб торчит.

Большой интерес представляют планы о Завражье. Да, именно планы. Так как ничего в реальности пощупать вам не удастся. Здесь администрацией области задуман Духовно-Просветительский центр! И даже финансирование этого Центра не такая уж проблема. Нет только самого малого — представления о том, какой этот Центр должен быть! Вакансия изобретателя и, самое главное, исполнителя — открыта!

Сретение

Коллективы бывают разные, в том числе и православные. Когда в Москве нам сказали, что главное место общения этой группы — Интернет, да еще иногда чай гоняют и дискуссии устраивают, — я подумала: ну, это не коллектив, это группа тусовщиков, которым миссия безразлична. Эх, что делать — будем работать. Вот теперь, очевидно, что это не так... многих из группы оказалось мы знаем, многие — реальные православные активисты, а православный мир, несмотря на его обширность, весьма тесен!

Итак, наступает наш первый вечер. Сидим в трапезной. Рассказываем, что мы хотим сотворить с поселком, зовем присоединиться сочуствующих. Научим, не бойтесь! Хорошо ходить вдвоем — один говорит, другой молится. Несколько человек с облегчением вздыхают: мы будем молиться. Главное — в глазах интерес. Итак, завтра в час дня!

Уличная миссия проба села

Подъем. С утра находим, что у нас 3-тье августа. До палатки доносятся звуки бодрственно-оптимистических песен на языках народов мира (русском и английском) — очень приятный способ пробудится! Молимся, завтракаем и идем в разведку боем! Первый дом — бабуля работает в храме в лавке. Приглашаем на беседы. Еще около часа хождения по домам и анализ поселка очевиден:

крещеных — 98%

Просвещеных — ... не обрели особо

Атеистов — 1 на 10-15 человек

Сектантов — не обнаружено!!!

Люди от нас не шарахаются, на другую сторону улицы не переходят, хотя многие разговаривают через калитку. Да, вот еще две "этнические" мусульманки: Дети давно крещеные, сами воду святую берут в храме, одна заявила: я атеистка, т.к. мусульманка, верю в перевоплощение, православной не буду никогда! Вообщем, ислама там ни грамма в ее изречениях — классическое оккультно-атеистическое видение мира.

Идем все вместе (со Сретением)

Пришли в лагерь. Нас уже поджидали. Пошли в храм —  нам необходимо было каждого снабдить листовками, прочитали в храме молитву миссионера и несколько запаздавшую молитву 6-го часа (которая водит в ежедневное правило миссионера). Несколько установочных моментов — что делать и чего не делать, и... с Богом! Разбились на пары-тройки: так, чтобы распределить новичков между бывалыми и разошлись.

Где-то через полтора-два часа начали собираться. Глаза у всех горят, все улыбаются — понравилось, даже тем, кому попались атеисты и пришлось особенно потрудиться. Собственно проблема местных атеистов не в жестком отрицании Бога, а в постоянном искании справедливости на земле. Почти от всех одно и тоже: вот, при советской власти колхоз был, транстпорт ходил, больница процветала и т.п. А сейчас эти искатели правды и счастья на земле просто озлобились. Здесь главное дело — человека попытаться из этого состояния вывести, просто поговорить с ним по доброму о Вечном, «перевести стрелки» с земного времени на небесное: «Вот твоя судьба, плохо вокруг — так это результат безбожия, ты сам не греши, трудно — прибегай ко Христу, Он ведь сказал: «иго мое благо и бремы Мое легко есть». С Ним легче, без Него можно надорваться в этом мире». Вот такой способ общения с дедами-атеистами. Кстати, бабушек атеисток мы не обрели — ура! Сретенцы потом нам сказали, что и не ожидали, что общение с людьми на улице приносит столько радости.

Миссионерский столик

В первый день ходили по поселку и притомились — жара. У одного маленького магазинчика присели съесть морожение. Да не тут-то было! Мы бегали по поселку и искали людей, ломились в дома, а тут — люди прямо на нас идут! Как же мы сразу не догадались, что центр активности — это магазин! «Батюшка» — попросили мы вечером, —  а не поставить ли нам у магазина столик с литературой и нашими листовками?» Дело в том, что Сретение закупило для просвещения народа много книг. К сожалению среди них не оказалось творений святых отцов (мы просили и их привести, но посчитали, что народ не поймет... народ, прости нас!), но было достаточное количество Евангелий и даже полный Новый Завет, «заматоревший во днях своих» Закон Божий Слободского —  в качестве «рака на бесщучье» и книжица «Азы православия». Отец Алексей кому-то позвонил и мы узнали, что столик начнет работу с 8-30 утра, ведь завтра — привоз хлеба. Придет весь поселок!!! Вот так тема!

Столик. Вернее столище — длинющий и надежный, прямо из самого магазина. Раскладываемся около дверей магазина. Двое у книг, остальные вокруг. Притащили и листовки и анкетки по Символу Веры (а вдруг интересно будет?) В коробке с книгами обрели миссионерское сокровище — крестики на веревочке (молодцы сретенцы!) Вот и хлебная машина — не забудем про водителя. Работа закипела! Сначала хотели установить боле-менее фиксированные цены на книги, но как-то не сложилось: просто просили пожертвование на храм. И с пустыми руками не остались! Нам казалось, что вчера обошли всех, но нет — откуда-то появилась масса людей, которые ничего о нас не знали! Вот и женщина подошла, желающая заполнить анкету по Символу Веры — проверить свои знания. Вчера разговаривали с ее мужем. Он утверждал, что безгрешен. Обещал придти к храму и помощь построить сарай для дров. Жена серьезней оказалась: в анкетке было очень много ошибок — там и оккультизм прошелся и о природе Христа ничего ей не известно, но... главное, что всё это во время жизни ее все открылось. Марина долго с ней разговаривала, объясняя основы веры, женщина осталась довольна. Кстати, муж ее и правда пришел нам помогать. Да просветит Господь его душу!

На следующий день мы уехали в соседние села, а за столиком остались наши новые помощники.

Беседы

О том, что мы можем беседовать с народом не только по одному, но с целой аудиторией было заявлено еще в Москве. Особо на напрягаясь, предполагалось, что это будет интерпритация Огласительных бесед.

Мы отчаянно звали народ на беседы, многие обещали, но... вышло как всегда. День первый. В зале все свои, да еще она женщина из местных и толпа детей. Ну, что, будем рассказывать, Кто такой Бог? Батюшки еще нет, садимся в «президиум». И вот, одна из сретенцев задает вопрос. Отвечаем. Еще вопрос. Отвечаем. И вот проходит минут 20-ть, а мы просто отвечаем. Появляется батюшка, он изъявляет желание не разрывать беседы и скромно садится на одно из мест в зале. Появляется идея поговорить «о терминах»: раз народ свой, православный, подкованный — будем выводить на «чистую воду». Задаем простые вопросы: Мы христиане или православные? Все мы дети Божии? Какое имя Бога открыл нам Христос? А почему Церковь у нас Вселенская? Кого можно назвать «христианами»? Немного катехизиса: от чего нас спас Христос, что такое спасение? Вот так и проговорили два часа! Итак, тему первой беседы постфактом можно сформировать так: «Договоримся о терминах».

День второй. Метод «миссионерского столика» дал плоды. К нам пришел народ (чуть-чуть), плюс батюшка привел своих прихожан. Тема беседы — результат накопившейся информации о тотальном неверии народа в слова Символа Веры и как результат — впадение в озлобленность или в уныние (это на выбор). Итак, тема второй беседы: «Символ Веры как источник христианской надежды». Тут конечно пришлось и о самом Символе поговорить и о его происхождении и конкретно по каждому члену пройтись.

День третий. Тема «Библия. Происхождение, Богооткровенность, как пользоваться». Тут Все классически: чисто исторические выкладки, этимология, находки Кумрана, а затем как доказать, что это слово Божие. По пункту «пророчества» хорошо подготовился Андрей: он читал параллельные места из Евангелия и Ветхого Завета о Христе. Действительно, сложно заподозрить действие человеческого ума в сочмнении текстов пророчеств, которые исполнились дословно спустя 1000-500 лет с момента записи.

Миссионерские игрища

Придумано это было для Селигера. Там схемка не совсем сработала, как ожидали, а формат был предложен следующий: Сретенцы выбирают князя Владимира, свиту (помощников), а миссионеры нападают на него с целью обратить в «свою», заранее выбранную, религию.

Итак, князь у нас стал княгиней Ольгой (Лизой), ей в помощь дан знатный молодец, в богословии сведущий. Начали.

Первый сектант — «свидетель Иеговы». Главный спор о имени «Иегова» В ответ нападающему предоставлен целый трактат о тетраграммоне. «Свидетель» стушевался и его повелено было отвести в темницу, как народ смущающего. Как потом выяснилось, наш миссионер не захотел просто озвучивать богохульные идеи сектантов, потому и не предложил ничего более библейского аргумента. Второй — «атеист с оккультными завихренями». С ним расправились по-детски — глупый ты человек, ничего о высоком не знаешь. Очень зубастым оказался «протестант» (Юля), на Россией на пару минут нависла опасность протестантской оккупации. Что возразить, когда оспаривают почитание икон? Ведь написано: не сотвори... и никакого изображения? Группа поддержки (Света) вспомнила историю о херувимах над ковчегом. Так, уже хорошо, но наш протестант не унимался: а кланяться-то изображениям зачем? Отбиться до конца не удалось, однако, т.к. протестант ничего не предлагал, а только критиковал, то и его удалили. Последним был мусульманин (вернее мусульманка). Начали с важных для правителя вещей: спасти надо, княгиня, народ от пьянства. Вот примешь с народом ислам — и всем пить запретишь! — У, не отбились. Дальше: вопрос о Троице. Свита княгини утверждает, что если они будут объяснять о Троице, то наступит рассвет, поэтому, отвалите, ничего Вам не скажем. Начинаем говорить о Коране. И тут, княгиня делает удар "ниже пояса": а как это он не сотворен? У Вас что, два Бога: Аллах и коран? Объясняйте! Пришлось "мусульманке" отступить...

После был разбор полетов — с обоих сторон. Все пришли к единому результату: чтобы уметь защищать свою веру надо идти в "Миссионерскую школу"! Ждем-с!

Анкетки

Тоже изобретались к Селигеру, но не изобрелись (не успели). Пока общего одобрения не получили (ну, там на собрании миссионеров, например). Несколько вопросов по каждому члену Символа. Ту, что мы брали с собой — составили для начального уровня. Позволяет выявить тенденцию по тому или иному отклонению: оккультизм, «осиповщина», «свидетели Иеговы», протестанты, атеизм-маловерие, гностицизм и т.д. Вообще, это не цель. Цель — поговорить с людьми о их вере, поправить, рассказать о православии, выслушать человека — по какой причине ответил так-то и сообщить ему Божественое Откровение. Люди, которые участвовали в таких опросах обычно не равнодушны к вере, к своей судьбе. С ними просто интересно. Надо будет публично озвучить на собрании эту вещь — анкетку.

Чеченцы

Батюшка несколько раз нам напоминал: «сходите к чеченцам» — они под лестницей в здании адмиистрации живут. Рассказал, что они ему помогли по хозяйству. Вообщем, после бесед, проходивших на втором этаже администрации мы с сестренкой отправились к чеченцам. Объективности ради, с двумя ребятами мы уже общались у входа в здание перед беседой, к сожалению разговор пришлось прервать — народ шел на беседу. Итак, стучимся в дверь — отворяет очень приятная женщина лет 50-ти, думаю, мать этих ребят. Здороваемся, говорим, что у нас тут беседы были наверху, вот, зашли занести Вам подарки — Евангелие и листик «Вечный Бог». Женщина начинает отказываться, мол, мы мусульмане, а мы как-то (не помню как) начинаем ей рассказывать, почему мы христиане. В рассказ попадает традиционная притча о справедливом шейхе и его матери, женщина уже вовлечена — не прогоняет нас. Вот и наши дары перекочевали в ее руки. Задает странный вопрос: «А мне за это где-то расписаться? — нет? Ничего не надо?» Приглашаем ее на беседы на завтра (жаль, не пришла!), прощаемся (она даже предлагала чай попить - но мы тут скофузились), уже уходим — а в дом забегают ребята, с которыми на улице разговаривали. Да, батюшка прав — хорошая семья, жаль, что приверженость национальным корням так многих не позволяет принять истину.

Неверовка

Жители Завражья немало рассказали нам об истории своего поселка и близлежащих. Кто-то вспомнил, что еще в 70-е годы тут жили раскольники, у которых была своя молельня, но сейчас никого не осталось. НЕверовка — место где особенно много селилось таких людей, они не посещали церкви и потому получили именование неверов. Есть еще одна версия: по имени помещика — Неверова. Ну вот, около 15 км и мы на месте. Деревенька почти нежелая — около семи домов обрели. В одном бабуля сообщила, что сейчас болеет, но связь с батюшкой у нее есть, она каждый месяц денежку на молельный дом в Любянах отсылает! Женщина приезжая (явно) заявила, что у нее своя вера и общаться с нами она не хочет! — Вот он город, — местные готовы и "своей" верой поделиться. На территории деревни построен комплекс для отдыхающих: разговаривали с охраной, со входящими-исходящими. Ну, за забор нас не пустили. Итак, поселок пройден. Едем назад — в Лубяны.

Лубяны

Этот поселок стоит вдоль реки Немды. Речка очень широкая, в ней бьют ключи — уезжая, мы наконец-то искупались в ней! В Лубянах живет батюшка с матушкой и стоит храмик в честь Казанской иконы Божией Матери. Храмик — просто изба с куполом, потому и называется «молельным домом», хотя есть и антиминс и Литургия служится. Храмик украшен иконочками, в киотах которых помещены фантики. Все это богатство блестит-переливается, церьковка сверкает даже при отсутствии солнечных лучей. Бабулю-украшательницу зовут Евдокия, она нам потом встретилась в деревне и угостила огурцами! Жаль только ее внука — парень нас слушал, вопросы задавал, хотя постоянно пытался оправдывать свою жизнь, а через полчаса нам попался —  еле на ногах стоит и не поймешь: не то он бутылку тащит, не то она его.

Отличительная особенность Лубян — огромнейшая гостеприимность. Встретив на улице бабу Лизу мы соблазнились — бабуля зазвала нас на чай. К чаю было подано, все, что в доме нашлось, начался рассказ о бедствиях и происшествиях. Чтобы зазря миссионерское время не терять за все избавления славили Бога, в бедах просили терпения. Вообщем, куда бы тема не пошла — за все прославили Творца. И бабе Лизе отдельной спасибо!

Да, удивителен еще один момент: и здесь народ ссылался на отсутствие времени для похода в храм!!! Братцы, этож враги! Как это — человек в деревне, давно на пенсии и времени на храм нет! А помирать-то как?

Молодежь или с иудеями как иудей с эллинами...

Наша последняя ночь. Остался еще один не охваченный контингент — молодежь. Обитает она по ночам  в баре, дискотеки в поселке только с пятницы на субботу (а мы на это действие не попадаем), поэтому идем в бар. Двое наших молятся в храме —  не будем их трогать, идем втроем. Берем пиво — повод подойти к стойке. Разговор за стойкой с соседней девушкой. Я начинаю как-то издалека: вот праздник в субботу — прп. Макария Унженского, вот у нас тут лагерь православный... а она мне прямым текстом: «Не подскажете, я хотела исповедоваться...» О! А я тут про праздники... Сзади подсели две девушки, сестра пошла опять за стойку — разговаривать с барменом, а я к девушкам. Да, тут не простой случай.

— а мы тут философию учили. Нам сказали, что Бога нет!

— Как же, разве...

— А как Он, если есть, оставил меня с детьми, а муж мой умер!

— так Бог забирает, когда человек...

— А он самоубийством жизнь покончил!

— Это решение мужа принесло Вам страдание, Бог тут не виновен — Он создал нас свободными и Он запретил самоубийство!

— Да, ну, мы подумаем...

Андрей ведет задушевную беседу с молодым человеком у стойки, как потом выяснилось — москвичем, поэтому весь спектр претензий «чисто московский»: сигареты, которыми якобы патриарх Кирилл торговал, мойка машин под храмом Христа Спасителя и т.п. Андрей прекрасно подготовлен, он знает как отвечать на эти претензии к Церкве. Оставляем в клубе несколько уже невменяемых людей, а также группу продавцов из соседнего магазина с которыми беседовали ранее, идем на улицу.

У входа группа подростков. Беседа завязывается сама собой. Ребята отличные , задают вопросы, берут листовки и крестики — сразу их одевают. Многие начинают спрашивать о бытие Бога — почему-то и среди молодых есть сомнения — атеизм, опять он. Одному очень внимательному слушателю дарим молитвослов — обещает прийти в Церковь.

Счастливые и довольные идем в лагерь — там впервые в такую засуху решились сделать костер на берегу. Подарок получился к нашему отъезду.

Выводы

Помнится, вперед мы ехали практически молча.Обсуждать нам было особенно нечего, зато обратно наш путь был скрашен изрядными упражнениями ума: какие только богословские темы не всколыхнула наша миссия — разбор таких вопросов, пожалуй, самое ценное, что выносишь из поездок и миссионерских акций. Это та ниточка, которая в нашем Уставе прописана как «миссия — путь к  святости», путь который не позволяет забывать о Боге, увлекаясь суетой мира сего. Миссионерская поездка — это когда Вы выдергивается людей из суеты, а Бог выдергивает Вас.

Спасибо вам, батюшка отец Алексей, сретенцы, завражцы! Надеемся, что наши труды во Славу Господа не пройдут даром.

Слава Господу Христу! Аминь!

Ответственная за поездку, Анна


 

Библия за год

Июль
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6